Архитекторы и Псевдоархитекторы

Архитекторы и Псевдоархитекторы

By Vadim Yarmolinets NRS.com

ИНТЕРВЬЮ

Архитекторы и псевдоархитекторы

Дмитрий Шенкер родился в Киеве. Получил диплом архитектора в Воронеже. В 1992 году приехал в США. В 1993 сдал экзамены на лицензию архитектора в Нью-Йорке и получил первую работу. В 1996 году открыл свою архитектурную фирму. С 2006 года – президент Бруклинского отделения Американского Института Архитекторов. Поводом для нашего разговора стала публикация в НРСлове (10.29.06) об арестах русских домовладельцев в районе Манхэттен-Бич. Они были арестованы при попытке подкупа инспектора Городского Отдела Строительства, который обнаружил, что построенные ими дома не соответствовали чертежам, утвержденным городом.
– Я не берусь судить о найденных инспектором нарушениях, не видя конкретных архитектурных планов домов и самих домов, упомянутых в вашей статье. Но считал бы абсолютно необходимым проверить процитированную в Вашей статье жалобу арестованных домовладельцев о расхождении слов и дела. Могу предложить для этого помощь возглавляемой мною профессиональной ассоциации. Хочу, истины ради, подчеркнуть, что я хорошо знаком с отношением некоторых заказчиков к строительным законам. Если я говорю такому клиенту, что чего-то сделать нельзя, то его реакция может быть такой: «А я знаю человека, который сделал именно так!» Факт, что есть такие псевдоархитекторы, которые работают с двумя комплектами чертежей. Один у них для отдела строительства, а второй – для заказчика и строителя. Один утвержден властями, а по второму строят.
– Что вы подразумеваете под словом псевдоархитектор?
– Это те, кто практикует без лицензии. Откуда они берутся? Кто-то не смог сдать экзамены на лицензию, но из прошлого опыта проектирования в СССР полагает, что может продолжать проектировать и тут. А кто-то мог пойти работать экспедитором к архитектору и обнаружить в этой работе потенциал для самостоятельного бизнеса. Задача экспедитора – освободить архитектора от бюрократической рутины в работе. Изначально предполагалось, что экспедитор будет своего рода посыльным, который должен знать, куда и кому он носит доверенные ему бумаги. Но на практике экспедиторы ведут себя более активно. Они вступают в переговоры с официальными лицами, уполномоченными проводить экспертизу чертежей. Неосведомленному заказчику экспедитор может выдать себя за «волшебника», который добивается разрешений на проведение тех или иных работ. Получение таких разрешений (пермитов) связано у клиента с основными расходами и переходом в стадию строительства. Постепенно такой экспедитор начинает полагать, что его роль для заказчика настолько значима, что он уже может представить себя архитектором.
– Он может представить себя кем угодно, но ему же нужны какие-то знания?
– Кто-то нахватается поверхностных знаний на работе, а главное, они не сильно заботятся о грамотности чертежей. Работая под каким-то обладателем лицензии, сами они практически ни за что не несут ответственности,
– Вы знаете здания, построенные такими «специалистами»?
– Да. Среди них даже есть кондо, шести-семиэтажные здания.
– Насколько опасно жить в них?
– Полагаю, что псевдоархитектор не ставит себе задачу построить дом, который завтра рухнет. С другой стороны, и профессионалы делают ошибки. Принципиальная разница в том, что лицензированный архитектор несёт ответственность за свои действия и халтурить попросту не может. А нелицензированного призвать к ответственности нельзя.
– Судя по тому, что эти кондо стоят и люди в них живут, никто особо не пострадал.
– Это не так. «Волшебники», знающие, как обходить закон, наносят двойной ущерб. Во-первых, они создают атмосферу вседозволенности, иллюзию того, что заказчик может построить все, что он хочет, если за это заплатить. Во-вторых, их практика создаёт настоящую дилемму для лицензированных профессионалов. Если архитектор говорит, что чего-то не может, то заказчик тут же обращается к псевдопрофессионалу, который «может все». В итоге законопослушный профессионал остается без работы. Потому некоторые, чтобы не терять кусок хлеба, могут отступить под напором требований заказчиков. В результате обманутый заказчик рискует иметь серьёзные дефекты не только в документации, но и в самом здании, а уж закон и вообще превращается в насмешку.
– Вы можете привести пример?
– Например, оставляется в полу второго этажа открытое пространство, которое заведомо планируется закрыть в будущем и получить площадь пола сверх разрешенной по согласованному проекту. Из конфиденциальных источников мне известно, что это один из видов нарушений, обнаруженных инспекторами на том самом Манхэттен-Бич, с которого начался наш разговор.
– Я видел новые дома, где высота потолка составляет восемь футов. Выбирая между общей площадью квартиры и высотой потолка, строитель пожертвовал высотой, как того требовали условия местного зонирования. Кому стало бы хуже от того, что дом был бы выше на три фута?
– Увы, условия зонирования настолько регламентированы для каждого района, что архитектор оказывается зажатым в коробку определенного стиля. Я согласен с тем, что какие-то параметры должны быть лимитированы, хотя в соблюдении других хотелось бы большей свободы. Однако, согласитесь, всё равно всем не угодишь, а соблюдение норм составляет основу человеческого общества. И, кстати, строительные законы постоянно пересматривают, в основном по инициативе советов общин (Community Boards).
Но на дело можно посмотреть и иначе. В городе Нью-Йорке земля нарезана на крохотные участки специально для того, чтобы дать возможность участвовать в строительном бизнесе максимальному количеству людей. Соответственно и лимиты строительства для таких участков очень жесткие. Если вы купите несколько смежных участков, у вас появятся и большие возможности.
– Как в случае с особняками в районе авеню «U» в Бруклине, где особняки именно так и строили. Покупали два смежных дома, сносили их, а на их месте возводили один большой.
– Верно. Чем больше площадь участка, тем больше свободы действий у архитектора. Но в любом случае город не может обойтись без лимитов. Сегодня в Нью-Йорке живет восемь миллионов человек. Город же рассчитан на то, чтобы вместить в себя 12 миллионов человек. Нынешняя инфраструктура не выдержит такой нагрузки. Поэтому сегодня город вынужден даже ужесточать ограничения.
– Что, по-вашему, следует делать, чтобы отношения между заказчиками, архитекторами и отделом строительства были более гармоничными?
– Самая большая проблема в этих отношениях – недостаток профессионализма. Это актуально как для частного сектора, так и для городских служащих. Есть среди них такие специалисты, которым на экспертизе проекта проще всего сказать «так нельзя» и не усложнять себе жизнь. И есть настоящие профессионалы, которые готовы работать с тобой, чтобы твой проект был максимально близок к тому, который удовлетворит заказчика. Профессионализм – ключевое слово.
– Сейчас часто слышна жалоба: наши доктора стали крупными строителями. Но как они строят. Это же картон и фанера! Что я как покупатель должен знать о достоинствах и недостатках двух типов строительства?
– Это не картон и фанера, но я понял, о чем идет речь. Есть дома, которые строят из бетонных блоков, мы их называем CMU (Concreet Masonry Unit), и есть более легкие конструкции с обшивкой синтетической штукатуркой, так называемым «stucco». Внутренняя ее часть – гипсовая, внешняя делается из материалов, которые в состоянии противостоять влаге. Как покупатель, вы должны знать, что и тот и другой тип дома может быть построен хорошо, а может быть построен плохо. Правильно же построенный дом – надежен и долговечен.
– Я бываю в новостройках и должен сказать, что качество строительства довольно часто оставляет желать много-много лучшего. То есть вывеска Luxury Condo совершенно не соответствует реальности.
– Я думаю, это связано с тем, что слишком большая часть средств уходит на приобретение земли под строительство. Брокеры всегда оценивают землю по ее максимальному теоретическому потенциалу, взвинчивая цену. Если группа инвесторов хочет построить дом, то им приходится с самого начала внести такую сумму за участок, что на качественное строительство денег практически уже не остается.

Всё же, как минимум, до начала проекта следует убедиться, что вы имеете дело с лицензированным архитектором, и никогда не нужно забывать лозунг Бруклинского отделения Американского института архитекторов: «Архитектура – это искусство, в котором мы живём»

Вадим ЯРМОЛИНЕЦ NRS.com
01.21 10:37 am